На что в деле Пугачева стоит обратить внимание если Вы задумались о регистрации траста?

Данная статья призвана дать очень краткий анализ последствий дела Пугачева для трастов в целом и для новозеландской трастовой индустрии в частности. Чтобы не занимать много места, я буду говорить о хорошо известных юридических вопросах, не касаясь поддержки нарушений правовыми органами; это, на самом деле, вовсе не подробный академический анализ, а краткое описание для советника или консультанта, специализирующегося на трастах.

Сначала — факты

Сергей Пугачев был, судя по описанию СМИ, “другом” Путина и его персональным банкиром, а также помогал использовать (по его же словам, “недемократические”) способы для избрания Путина президентом.

Хорошо известно, что президент Путин щедро одаривал своих друзей, и после того, как Путин пришел к власти, г-н Пугачев, как и многие другие олигархи, включая знаменитого Ходорковского, стал чрезвычайно богатым.

Русская поговорка гласит — не имей сто рублей, а имей сто друзей. Однако, когда твой друг — король, совершенно очевидно, что и рубли (или даже доллары) будут, как это и произошло в данном случае. Пугачев накопил состояние, превышающее $15 млрд, а его банк вырос до уровня одного из самых мощных банковских конгломератов в России. 

По разным причинам, о которых Пугачев говорит более или менее откровенно, он поссорился с российским правительством, так как отношения с государствами, как и большинство браков, обычно заканчиваются довольно плохо.

Банк, которым владел Пугачев (JMPB), мистическим образом обанкротился вскоре после его отъезда. Входило ли это в планы самого Пугачева или банкротство банков стало результатом вмешательства правительства России — скорее всего, никогда не станет известно, ведь историю всегда пишет победитель.

После того, как Пугачев покинул Россию вместе с деньгами, “нажитыми непосильным трудом”, власти России, конечно, захотели вернуть назад и Пугачева, и его деньги. Так началась игра, известная как “Дело Пугачева”.

Игра в «Дело Пугачева»

Россияне, возможно, — лучшие шахматисты в мире, так что я буду анализировать текущие дела Пугачева и попытаюсь предсказать исход будущих судебных заседаний, используя аналогию с шахматами. Правительство России — это белый король, он — атакующая сторона, его цель — экспроприировать активы Пугачева и посадить его самого за решетку и/или убить. Пугачев — черный король, он защищает свои активы, его цель — это, конечно, защита максимально возможного количества активов, а также себя самого от тюрьмы и убийства.

Первый ход белых: Первый ход — это начало налогового расследования в отношении всех черных активов и личных дел, если ничего нельзя найти — всегда можно что-нибудь искусственно создать. Если активы находятся внутри юрисдикции — это шах и мат, так как белые могут использовать своего слона (уголовное право), чтобы обвинить черных в уклонении от уплаты налогов и заморозить их активы; или выдвинуть обвинение в отмывании денег, что является еще более неопределенным преступлением, и заморозить активы на неопределенное время; или использовать ладью (гражданский закон о банкротстве), чтобы изъять у черных все активы, так как закон о банкротстве в большинстве стран позволяет суду автоматически отменить любую передачу активов в течение 2 лет или, в отдельных случаях, в течение 10 лет банкротства. 

Защита черных: единственная возможная защита Пугачева — это немедленно переместить все свои активы или как можно большую их часть за границу, а также самому покинуть юрисдикцию. В то же время, активы должны быть размещены (или должны были быть размещены) в правильно организованной трастовой структуре. Качество этого хода в большинстве случаев определяет окончательный исход игры. Как мы знаем из подробностей дела, Пугачев:

а) переезжает в Лондон — плохой ход, так как английские суды печально известны распространением юрисдикции на активы по всему миру субъектов, которые попадают (по домицилию или личному присутствию) под английскую юрисдикцию, и могут заморозить активы и начать поиск информации. Далее Пугачев фактически размещает активы в Англии, что значит, что в отношении данных активов могут быть легко быть приведены в исполнение постановления английских судов, и что еще хуже — за невыполнение этих постановлений Пугачев может быть заключен в тюрьму за неуважение к суду.

б) учреждает траст (хороший ход), но таким образом, что его активы могут быть арестованы или заморожены (об этом речь пойдет чуть позже).

Ход белых: предсказуемым, но мощным ходом белые инициируют процедуру банкротства в отношении бывшего банка черных в России и находят или составляют дела об уклонении от долговых обязательств перед кредиторами. Затем официальный представитель правительства инициирует постановление о заморозке средств в английском суде: JSC Международный Промышленный Банк и другие против Пугачева [2014] EWHC 3547 (Ch);  [2014] WLR (D)  458. Высокий суд обобщает дела следующим образом:

Претензии заявителей в российских разбирательствах приводятся в соответствии со статьей 14 Федерального закона о несостоятельности финансовых институтов и относятся к предполагаемой схеме, которая называется Схема залога акций. Такая схема, как утверждается, включает в себя выпуск залоговых обязательств в пользу Первого истца в отношении акций компаний, связанных с г-ном Пугачевым, с тем чтобы гарантировать задолженность перед банком со стороны других компаний, которые, как считается, принадлежат и/или находятся под контролем г-на Пугачева. Залоговые обязательства в отношении акций, как утверждается, все были якобы выпущены Первым истцом за несколько недель до его признания в неплатежеспособности и в то время, когда, как утверждают Истцы, для г-на Пугачева было очевидно, что Первый истец не сможет избежать банкротства. Согласно доводам Истцов, залоговые обязательства были выпущены по прямому указанию г-на Пугачева без какой-либо значительной причины. В результате, как утверждается, Первый истец потерял гарантии безопасности в отношении активов с потенциальной стоимостью в сотни миллионов или даже миллиардов долларов США незадолго до своего банкротства.

Этого аргумента достаточно, чтобы гарантировать вынесение постановления о заморозке средств или судебном запрете, обязывающем трасти заморозить все средства траста, выдать трастовые документы истцам (правительству России) и в дальнейшем подвергнуть Пугачева перекрестному допросу в отношении активов, находящихся в распоряжении траста, как утверждает суд в Англии:

  1. В целом, Арнольд Дж. был убежден, что Ответчик до сих пор не раскрыл полностью все свои активы, как этого требовали изначальные постановления о заморозке, вынесенные Хендерсоном Дж. Арнольд Дж. описал подход, использованный Ответчиком и его солиситорами (пока они у него были, сейчас он сам представляет свои интересы), так: “либо просто игнорирует запросы об информации, либо дает крайне неудовлетворительные ответы”
  2. По поводу дискреционных трастов г-н Пэттерсон утверждает:

“Каждый из пяти трастов является дискреционным трастом, учрежденным в Новой Зеландии, и регулируется законодательством Новой Зеландии. Все трасти — компании, учрежденные в Новой Зеландии. Единственными акционерами каждой из компаний-трасти являемся я и г-жа Хопкинс [его жена]. Я также являюсь директором каждой из компаний-трасти. В одной из компаний-трасти г-жа Хопкинс является моим соруководителем, в двух из компаний-трасти г-жа Наталья Дозорцева является моим соруководителем, а еще в одной компании-трасти моими со-руководителями являются и г-жа Дозорцева, и г-жа Хопкинс. Именно поэтому распоряжение активами траста не представляется возможным без моего ведома и согласия.”

  1. Г-н Пэттерсон затем заявляет, что г-н Пугачев является одним из дискреционных бенефициаров трастов и что, несмотря на то, что он был “Протектором” каждого из трастов, он перестал быть таковым в результате предыдущих судебных постановлений. Из этого следует, что он был Протектором каждого из трастов, когда было вынесено судебное постановление от 11 июля 2014 года.
  2. Г-н Пэттерсон заявляет, что г-н Пугачев не был учредителем какого-либо из трастов, которые были основаны декларациями о трастах, составленными трасти. Он утверждает, что “активы были помещены в трасты”, а в своем втором свидетельском заявлении он утверждает, что г-н Пугачев не помещал никакие активы в трасты. Он не уточняет, кто именно поместил активы в трасты, а также имели ли эти активы отношение к г-ну Пугачеву — прямо или косвенно.
  3. Г-н Пэттерсон отрицает, что трасты были значительным источником дохода для г-на Пугачева. В своем втором свидетельском заявлении он утверждает, что никаких распределений в пользу Пугачева не было ни от одного из трастов и, по инструкции, адвокат трасти постановил, что ему не было выдано ни одного кредита со стороны трастов. После продолжения действия постановления о заморозке средств в июле 2014 года, г-н Пугачев пытался получить разрешение у истцов на запрос и получение распределенных средств и значительный кредит от одного из трастов с целью оплаты своих бытовых расходов и налоговых платежей.
  4. Принято считать, что один из трастов владеет компанией, которая, в свою очередь, владеет основным местом жительства г-на Пугачева в центре Лондона. Г-н Пэттерсон также признается (по причинам, к которым мы еще вернемся), что активы траста включают в себя активы, расположенные в России.
  5. Все вышесказанное представляет собой полноту имеющихся доказательств в отношении дискреционных трастов. Вместе с тем ясно, что г-н Пугачев имеет значительные связи с трастами. Его полномочия, которыми он пользовался в качестве протектора трастов, не объясняются г-ном Пэттерсоном и не могут быть поняты без ознакомления с документацией трастов. Г-жа Дозорцева является близким деловым партнером г-на Пугачева. Г-н Пэттерсон не говорит ничего, что позволило бы предположить существенное участие в дискреционных трастов кого-либо другого, кроме г-на Пугачева.
  6. Свидетельства г-на Пэттерсона не были, конечно же, сделаны до суда, когда было сделано заявление о порядке раскрытия информации о трасте 25 июля 2014 года. При принятии решения о раскрытии траста, Хендерсон Дж. в своем судебном решении, вынесенном в тот же день, первым постановил, что “интересом” г-на Пугачева как дискреционного бенефициара трастов был “актив”, указанный в пункте 7 (с) постановления от 11 июля 2014 года, который ссылается на

Цели назначения перекрестного допроса:

  1. Более конкретные цели, для достижения которых Арнольд Дж. был в тех обстоятельствах убежден в необходимости перекрестного допроса Подсудимого, можно обобщить следующим образом:
  • чтобы объяснить, что случилось с его предполагаемым личным состоянием в размере нескольких миллиардов долларов, учитывая, что в настоящее время он раскрыл активы стоимостью менее $40 млн, с учетом заемных средств для финансирования этих активов;

Ch D: Дэвид Ричардс Дж.: 30 октября 2014

Если один из дискреционных бенефициаров пяти трастов стал субъектом постановления о заморозке средств, суд обладает юрисдикцией для постановления о раскрытии информации о трастах, с целью выяснения степени его контроля над активами, находящимися в распоряжении трастовых структур.

Дэвид Ричардс Дж. поступил таким образом, отклонив ходатайство трасти пяти дискреционных трастов, Кеа Trust Co Ltd и других, которые были направлены на то, чтобы отменить или изменить порядок раскрытия информации в деле, возбужденном в России истцами АО Международный Промышленный Банк и его ликвидатором, назначенным российским судом, — Государственной корпорацией “Агентство по страхованию вкладов”, против ответчика, Сергея Викторовича Пугачева, на сумму, превышающую $2 млрд. Постановление о заморозке средств, вместе с постановлением о раскрытии информации об активах, было сделано в отношении ответчика в качестве помощи российскому судебному разбирательству. В соответствии с этим постановлением, ответчик предоставил график активов, который включал в себя информацию о том, что он был одним из дискреционных бенефициаров пяти трастов, основанных в Новой Зеландии.

Шах и мат: Так как активы траста заморожены, а документация траста раскрыта, очень вероятно, что у черных больше нет ходов. Черные неизбежно проиграют, потому что российское правительство сможет:

а) заявить, что активы и средства были переданы трасту либо для того чтобы избежать уплаты налогов или кредиторов, либо еще хуже — как способ отмывания денег.

б) требовать экстрадиции г-на Пугачева за налоговые преступления или другие вымышленные преступления.  

Конечно, такой сценарий не является неизбежным, и зависит от того, сможет ли английский суд установить, что деньги, переданные трасту, принадлежали Пугачеву, и что Пугачев передал эти деньги трасту, чтобы избежать кредиторов. Однако по факту, это довольно простой вывод, поэтому г-н Пугачев очень рискует.

Могла ли игра быть сыграна по-другому?

Даже базовый анализ позиции и аргументов г-на Пугачева приводит лишь к двум возможным выводам: либо его команда юристов была чрезвычайно халатна, потому что они не имели ни малейшего представления о международной защите активов и трастовом законодательстве, либо трасты были созданы намеренно, чтобы принести их в жертву, как пешки в игре, а реальные активы были скрыты в других структурах, которые мы никогда не найдем. Предположим, что правильным является первое предположение, и в остальной части этой статьи я просто объясню, почему игра г-на Пугачева была так плохо сыграна его адвокатами.

Ход 1: Г-н Пугачев должен был получить второй паспорт или даже несколько — в одной из тех стран, которые не имеют договора об экстрадиции с Россией, и на самом деле не выдают своих граждан. Таких стран на удивление много — в основном, они расположены в Карибском регионе, а также в Тихом океане. Кроме того, он должен был бы получить резидентство в третьей стране — в качестве дополнительного механизма безопасности. Хорошим способом защиты для г-на Пугачева мог быть и должен был стать официальный отказ от российского гражданства на основании политического преследования. Он не должен был ни при каких обстоятельствах жить или хранить активы в Англии. Английские суды экстрадируют муху в паутину, о чем свидетельствует целый ряд случаев, таких как дело Пиночета. Если бы сам г-н Пугачев был защищен от запросов белых об экстрадиции, его было бы почти невозможно заставить вернуться обратно в Россию.

Ход 2: Использование новозеландского нерезидентского траста без учредителя было хорошим ходом, но в данном случае оно стало суицидальным. Черные должны были:

а) Ни в коем случае не назначать г-на Пугачева протектором траста, так как это дает возможность суду определить, что он осуществляет контроль над трастом, и правопреемник, в случае банкротства, может либо захватить его полномочия, либо попытаться заявить о механизме уклонения от долговых обязательств перед кредиторами, что и делается сейчас. Если бы протектором был назначен адвокат, друг Пугачева или даже секретная компания-протектор, суду было бы гораздо сложнее проследить связь и контроль г-на Пугачева над трастом.

б) Чтобы иметь план побега, необходимо было убедить трасти незамедлительно изменить закон траста в случае атаки и переместить траст и его активы в юрисдикцию, которая не принимает иностранные судебные постановления и ограничивает или исключает действие английских законов о мошенничестве, что позволяет судам в юрисдикциях Содружества наций защищать сторону траста, если он был создан для защиты от кредиторов. Есть несколько таких юрисдикций, таких как Белиз или острова Кука, которые предоставляют невероятно сильное законодательство по защите трастов и прецедентное право. В случае с черными, у них не было пути выхода, что значило, что суд не только мог рассматривать дело о трасте с точки зрения общего прецедентного права, имея в виду дело об уклонении от долговых обязательств перед кредиторами, но что еще хуже — трасти и г-н Пугачев предприняли абсолютно безумный шаг, обратившись в английский суд. Если бы трасти просто не появились, суду было бы гораздо сложнее издавать обязательные для исполнения постановления против трасти и г-на Пугачева. Самая большая ошибка, которую может сделать трасти или учредитель траста — это посетить слушание суда, на котором нападению подвергается траст.

в) Активы не должны были держаться в Англии или любой другой стране, которая признает претензии российских судов или официальных российских представителей.

Ход 3 — Рокировка:

JSC Международный Промышленный Банк и другие против Пугачева

[2014] EWHC 3547 (Ch);  [2014] WLR (D)  458

Претензии заявителей в российских разбирательствах приводятся в соответствии со статьей 14 Федерального закона о несостоятельности финансовых институтов и относятся к предполагаемой схеме, которая называется Схема залога акций. Такая схема, как утверждается, включает в себя выпуск залоговых обязательств в пользу Первого истца в отношении акций компаний, связанных с г-ном Пугачевым, с тем чтобы гарантировать задолженность перед банком со стороны других компаний, которые, как считается, принадлежат и/или находятся под контролем г-на Пугачева. Залоговые обязательства в отношении акций, как утверждается, все были якобы выпущены Первым истцом за несколько недель до его признания в неплатежеспособности и в то время, когда, как утверждают Истцы, для г-на Пугачева было очевидно, что Первый истец не сможет избежать банкротства. Согласно доводам Истцов, залоговые обязательства были выпущены по прямому указанию г-на Пугачева без какой-либо значительной причины. В результате, как утверждается, Первый истец потерял гарантии безопасности в отношении активов с потенциальной стоимостью в сотни миллионов или даже миллиардов долларов США незадолго до своего банкротства.

  1. На российском судебном разбирательстве г-н Пугачев защищается и решительно отрицает какие-либо нарушения по данному делу. Кроме того, г-н Пугачев утверждает, что на самом деле происходит попытка влиятельных людей в России экспроприировать его активы.
  2. На судебном разбирательстве в английском суде слушается дело Истца о том, что, после того как Истец получил существенные кредиты от Центрального банка России с целью рекапитализации примерно в декабре 2008 года, г-н Пугачев применил ряд схем с целью изъять деньги у Первого истца в свою пользу и в пользу компаний под своим контролем, в ущерб независимых кредиторов Первого заявителя.
  3. Г-н Пугачев оспаривает юрисдикцию английского суда, чтобы определить требования Истцов, выдвинутые в ходе английского процесса, и вычеркнуть их. Он также отрицает какие-либо подобные нарушения. Английские разбирательства в настоящее время приостановлены до вынесения решения российского суда, по заказу, сделанному Манном Дж. 26 января 2015 года.
  4. В совокупности сумма, заявленная истцами в российском и английском судах, составляет более $2 млрд.
  1. Нет необходимости приводить подробные причины, выдвинутые от имени Заявителей, в поддержку успешного применения перекрестного допроса в отношении подсудимого. Они были отрепетированы в судебном решении Арнольда Дж.
  2. В целом, Арнольд Дж. был убежден, что Ответчик до сих пор не раскрыл полностью все свои активы, как этого требовали изначальные постановления о заморозке, вынесенные Хендерсоном Дж. Арнольд Дж. описал подход, использованный Ответчиком и его солиситорами (пока они у него были, сейчас он сам представляет свои интересы), так: “либо просто игнорирует запросы об информации, либо дает крайне неудовлетворительные ответы”
  3. Что касается дискреционных трастов, г-н Пэттерсон утверждает:

“Каждый из пяти трастов является дискреционным трастом, учрежденным в Новой Зеландии, и регулируется законодательством Новой Зеландии. Все трасти — компании, учрежденные в Новой Зеландии. Единственными акционерами каждой из компаний-трасти являемся я и г-жа Хопкинс [его жена]. Я также являюсь директором каждой из компаний-трасти. В одной из компаний-трасти г-жа Хопкинс является моим соруководителем, в двух из компаний-трасти г-жа Наталья Дозорцева является моим соруководителем, а еще в одной компании-трасти моими со-руководителями являются и г-жа Дозорцева, и г-жа Хопкинс. Именно поэтому распоряжение активами траста не представляется возможным без моего ведома и согласия.”

  1. Г-н Пэттерсон затем заявляет, что г-н Пугачев является одним из дискреционных бенефициаров трастов и что, несмотря на то, что он был “Протектором” каждого из трастов, он перестал быть таковым в результате предыдущих судебных постановлений. Из этого следует, что он был Протектором каждого из трастов, когда было вынесено судебное постановление от 11 июля 2014 года.
  2. Г-н Пэттерсон заявляет, что г-н Пугачев не был учредителем какого-либо из трастов, которые были основаны декларациями о трастах, составленными трасти. Он утверждает, что “активы были помещены в трасты”, а в своем втором свидетельском заявлении он утверждает, что г-н Пугачев не помещал никакие активы в трасты. Он не уточняет, кто именно поместил активы в трасты, а также имели ли эти активы отношение к г-ну Пугачеву — прямо или косвенно.
  3. Г-н Пэттерсон отрицает, что трасты были значительным источником дохода для г-на Пугачева. В своем втором свидетельском заявлении он утверждает, что никаких распределений в пользу Пугачева не было ни от одного из трастов и, по инструкции, адвокат трасти постановил, что ему не было выдано ни одного кредита со стороны трастов. После продолжения действия постановления о заморозке средств в июле 2014 года, г-н Пугачев пытался получить разрешение у истцов на запрос и получение распределенных средств и значительный кредит от одного из трастов с целью оплаты своих бытовых расходов и налоговых платежей.
  4. Принято считать, что один из трастов владеет компанией, которая, в свою очередь, владеет основным местом жительства г-на Пугачева в центре Лондона. Г-н Пэттерсон также признается (по причинам, к которым мы еще вернемся), что активы траста включают в себя активы, расположенные в России.
  5. Все вышесказанное представляет собой полноту имеющихся доказательств в отношении дискреционных трастов. Вместе с тем ясно, что г-н Пугачев имеет значительные связи с трастами. Его полномочия, которыми он пользовался в качестве протектора трастов, не объясняются г-ном Пэттерсоном и не могут быть поняты без ознакомления с документацией трастов. Г-жа Дозорцева является близким деловым партнером г-на Пугачева. Г-н Пэттерсон не говорит ничего, что позволило бы предположить существенное участие в дискреционных трастов кого-либо другого, кроме г-на Пугачева.
  6. Свидетельства г-на Пэттерсона не были, конечно же, сделаны до суда, когда было сделано заявление о порядке раскрытия информации о трасте 25 июля 2014 года. При принятии решения о раскрытии траста, Хендерсон Дж. в своем судебном решении, вынесенном в тот же день, первым постановил, что «интересом» г-на Пугачева как дискреционного бенефициара трастов был “актив”, указанный в пункте 7 (с) постановления от 11 июля 2014 года, который ссылается на

Цели назначения перекрестного допроса

  1. Более конкретные цели, для достижения которых Арнольд Дж. был в тех обстоятельствах убежден в необходимости перекрестного допроса Подсудимого, можно обобщить следующим образом:
  • чтобы объяснить, что случилось с его предполагаемым личным состоянием в размере нескольких миллиардов долларов, учитывая, что в настоящее время он раскрыл активы стоимостью менее $40 млн, с учетом заемных средств для финансирования этих активов;

Ch D: Дэвид Ричардс Дж.: 30 октября 2014

Если один из дискреционных бенефициаров пяти трастов стал субъектом постановления о заморозке средств, суд обладает юрисдикцией для постановления о раскрытии информации о трастах, с целью выяснения степени его контроля над активами, находящимися в распоряжении трастовых структур.

Дэвид Ричардс Дж. поступил таким образом, отклонив ходатайство трасти пяти дискреционных трастов, Кеа Trust Co Ltd и других, которые были направлены на то, чтобы отменить или изменить порядок раскрытия информации в деле, возбужденном в России истцами АО Международный Промышленный Банк и его ликвидатором, назначенным российским судом, — Государственной корпорацией “Агентство по страхованию вкладов”, против ответчика, Сергея Викторовича Пугачева, на сумму, превышающую $2 млрд. Постановление о заморозке средств, вместе с постановлением о раскрытии информации об активах, было сделано в отношении ответчика в качестве помощи в российском разбирательстве. В соответствии с этим постановлением, ответчик предоставил график активов, который включал в себя информацию о том, что он был одним из дискреционных бенефициаров пяти трастов, основанных в Новой Зеландии.

Дэвид Ричардс Дж. сказал, что адвокат трасти начал с простого и бесспорного утверждения о том, что целью постановления о заморозке средств было сохранение средств, против чего истец, если он получил решение, мог добиться принудительного исполнения; судебное решение в отношении ответчика может быть исполнено только в отношении его активов. Не было необходимости обсуждать тот факт, что дискреционный бенефициар не имел права собственности в отношении активов траста, а только право рассматриваться трасти в качестве субъекта для распределения прибыли. Трасти утверждали, что активы дискреционных трастов, таким образом, не могли быть субъектом постановления о заморозке; активы трасты могли быть законно включены в постановление о заморозке только в том случае, если бы истцы утверждали, а суд принял это утверждение, что есть веские основания полагать, что трасты были подделкой и что ответчик на самом деле являлся владельцем активов якобы находящихся в распоряжении траста. Его Светлость ссылался на дело JSC BTA Bank v Kythreotis [2011] 1 WLR 888 и сказал, что согласен с материалами, представленными заявителями, в которых говорилось, что трасти пользуются слишком узким прочтением постановления о замораживании и сферой его распространения. Принимая тот факт, что целью постановления о замораживании было сохранение активов таким образом, чтобы они были доступны для исполнения судебного решения, если истцам удастся его добиться, стандартные формы постановлений о замораживании средств были составлены таким образом, чтобы захватить более широкую сеть. Причиной тому была неопределенность, которая часто существовала в то время, когда выносилось постановление о замораживании средств, в отношении характера и количества активов ответчика. Эта неопределенность была выше в тех случаях, когда активы, которые могли бы быть связанными с ответчиком, находились в непрозрачных корпоративных или трастовых структурах. В этих обстоятельствах было ясно, что суд обладает юрисдикцией для постановления о раскрытии информации о трастах, с целью выяснения истинного положения, в частности, той степени, в которой ответчик контролирует активы, находящиеся в распоряжении трастовых структур. Там, где существовала неопределенность относительно истинного положения активов, находящихся в собственности или под контролем ответчика, суд имел право распорядиться о проведении перекрестного допроса. Обвиняемый мог быть подвергнут перекрестному допросу относительно его возможного владения или контроля над активами — информации, которую он не раскрыл, несмотря на наличие веских причин сделать это. Аналогичным образом, суд обладал юрисдикцией для заказа письменного раскрытия. Суд также обладал юрисдикцией для того, чтобы выдать постановление о раскрытии информации о трасте, и это было уместным решением.

443 просмотров всего, 6 просмотров сегодня

Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Пожалуйста, напишите Вопрос или Комментарий к статье!

На основе ваших ценных для нас комментариев и вопросов эта статья может быть дополнена и улучшена.

ВНИМАНИЕ! Все посты содержащие скрытую рекламу, контакты и не имеющую отношение к данной публикации информацию не будут пропущены модератором портала к публикации.

ВНИМАНИЕ ЕЩЕ РАЗ: Для конкретных индивидуальных вопросов и заказов услуг существует конфиденциальный чат, мессенджеры, телефон и наш корпоративный е-майл. В комментариях мы просим писать именно вопросы и предложения по данной конкретной статье или Ваше мнение по вопросу, который поднят в этой статье.



Адрес вашей почты не будет опубликован.